Юлия Снигирь сообщила о партнерстве с Брюсом Уиллисом

Юлия Снигирь Юлия Снигирь, артистка, красотка, теперь и звезда со всемирным названием не так давно посетила Столицу, где она дала интервью журналистке ELLE Ольге Исламкиной.

 Заключительный год артистка провела в Лос-Анжелесе, где снялась в большой картинке «Сильный Орех 5», и участвовала в съемках 2-ух свободных картин. О жизни, ужасном и хорошем кино, жилище и собственной жизни она сообщила в интервью.

О.: Юлия, здравствуйте. Как Вам Город Москва?

Юлия: По прежнему (хохочет). Очень приятно организовать себе незначительный отдых после года усиленной работы.

О.: Поведай подробно о собственных съемках в кино.

Юлия: Практически в эти дни мы закончили съемки нового кинофильма Freezer («Морозилка»). Это фестивальное кино, не созданное для огромных дисплеев, все действие развертывается в большой холодильной камере бара. Сниматься было трудно, так как на площади была аналогичная температура -10 C. Артисты старались убедить режиссера сделать потеплее, однако ему необходим был идущий изо рта пар, таким образом понадобилось переносить. Самое забавное, мне то не нужно было делать тип, что мне прохладно. Я эпизодически являюсь на дисплее – вхожу-выхожу из морозильника, вследствие этого понадобилось играть, что мне удобно, впрочем было достаточно прохладно.

О.: Как управлялись с морозом, тянули алкогольные напитки?

Юлия: Нет, что Вы, сценарист бы не разрешил. Тянули жаркий кофе, кофе, я не так давно натолкнулась на прекрасный поварской веб-сайт с фото и потчевала съемочную компанию аппетитными булочками. Я предпочитаю готовить, а тут мое знание крайне понадобилось, всем приглянулось (усмехается).

О.: Как Вам приглянулись съемки в огромном кино? Как работалось с Брюсом Уиллисом?

Юлия: Съемки проходили превосходно! Да, это трудная работа, режиссеры регулярно все контролируют. Любое перемещение рук, любой поворот головы. Все, что угождает в кадр, должно смотреться отлично. Время от времени делали несколько дублей одинаковой сцены, лишь потому, что режиссеру не импонировала положение либо пантомима в кадре. С Брюсом сниматься было очень приятно, он реальный специалист, мы достаточно оперативно обнаружили общий язык и огромных неприятностей не было. Но он достаточно закрыт для общения за пределами съемок, хорошо видно астральный статус его так утомляет, что он желает быть самим собой и разговаривать с посторонними терпеть не может.

О.: Я знала североамериканские корреспонденты регулярно увлекались у Вас про шашки?

Юлия: Да! Они как будто с ума вышли, выяснив, что я в детстве мастерски занималась шахматами. Я дала, наверное, около 150 интервью, и удостоив любом из них был вопрос про шашки. Как будто я не в кинофильме снималась, а с Карповым играла (хохочет). Но несмотря на это я замечательно натянула собственный английский – очень много вопросов, нужно размышлять быстро. Я увидела, что после приезда в Столицу строю фразу на британской языке в голове, потом свожу ее на русский и так выдаю собеседнику.

О.: Ты стала космополитичным человеком? Где место, которое у тебя есть возможность представить зданием?

Юлия: В настоящее время у меня слово «дом» вызывает нездоровые чувства. Съемки в Америке, странствие по миру двинули мои представления о жилище, я потерялась в собственных чувствах и не понимаю, где же как раз я хочу осесть. Нужно еще несколько прокатиться по миру, чтобы определиться, где же мне предпочтительнее.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *