Как праздничная елка добралась до России и стала главным символом Нового года

d149c1b3

Традиция выделять Новый год и Рождество с искрящей многоцветными огнями елочкой обыкновенна и загадочна синхронно. До сегодняшнего дня можно лишь угадывать об истоках этого обыкновения, сама же разодетая елочка имеет сложную прадедовскую историю.

Некоторые ученые полагают, что новогодняя ель — напоминание о хорошем древе, где разыгрывалась история Адама и Евы. В соответствии с данной мыслью классические елочные украшения, пустые шары, олицетворяют плоды хорошего древа.

По другой версии, обряд устанавливать и украшать елку — это отзвук Йоля, старинного немецкого праздника ночью зимнего солнцестояния. На Йоль надеялось декорировать, а потом празднично жечь дерево, в большинстве случаев, грубое или ясеневое.

Знаками Йоля служили также остролист, падуб и плющ — ими приукрашивали дома с внешней стороны и внутри, стволы пшеницы и отрасли вечнозеленых растений — из них плели корзинки, в которых проносили подарки: яблоки и гвоздику.

Кому и когда в первый раз пришла в голову идея доставить елку в дом перед Рождеством, в точности неизвестно. Споры про это вовсе не так как могло показаться на первый взгляд безвинны, как могло бы показаться. Не так давно, в 2009—2010 гг. между Латвией и Эстонией, выяснявшими, где елка возникла прежде — в Риге в XVI столетии или в Таллине в XII веке, дело едва-едва не дошло до дипломатичного инцидента.

Также имеется сведения, что в том же XVI столетии новогодний праздник с елочкой организовал у себя в доме в саксонском городке Айслебене верующий реформист Мартин Лютер. Легенда о нем говорит, что однажды, следую ночью на Рождество по бору, он увидел, как на элиту ели снизилась звезда.

Красиво оформленную плодами и пряниками елку воздержанные лютеране не полагали излишеством. К XVIII веку новогоднее дерево стало обычным феноменом во всех немецких территориях. Где-то елку подцепляли к потолку маковкой вверх — так она одушевляла лестницу, продутую людям с небес.

Где-то маленьких елочек украшали столько же, сколько было родственников и посетителей, которых надеялось поприветствовать и наделить.

В Германии же — намного позже, когда к концу XIX века обеднели ее леса, — придумали первые синтетические елки. Их делали из гусиных перьев, которые украшали в зеленый цвет.

Немецкие царевичи и принцессы, сочетавшиеся браком с чужеземными державными персонами или сами садившиеся на престол, банкиры, купцы, преподаватели и ремесленники принесли новогоднюю елку в иные европейские страны.

При английском дворе первую елку приодели еще в 1760 году, в 1819-м дивная красотка стала частью стремянного праздника в Будапеште, в 1820-м — в Праге.

В начале XIX века с новогодней елью знакомились США, и должны этим американцы, опять таки, переселенцам из Германии.

В начале декабря 1699 года Петр I особым указом ввел в РФ юлианский календарь и предписал вынести встречу Нового года с 1 октября на 1 февраля. В указе находились предписания, как верноподданным следует развлекаться.

Новый год надлежало отмечать с салютами и щедрым лакомству. Столичным жителям, обитателям старой столицы, рекомендовалось декорировать хвойными деревьями и отраслями: елью, елью, можжевельником.

Праздничная елка на самом деле взялась в РФ лишь к половине XIX века, впрочем в самом начале века была нередкой гостьей в жилищах питерских германцев. Коренастому же населению образец дали венценосцы.

Первая елка в высочайшем дворце была поставлена 24 января 1817 года, в день, по указу великой княгини Александры Федоровны, супруги грядущего правителя Анатолия I. Нововведение домашнего быта высших персон равномерно заимствовала знать.

Поначалу новогодние елки оптом которые можно найти на сайте optom.elki.vip, почти не украшались. На ветвях укрепляли свечи, которые зажигали дважды: в сочельник и на само Рождество. Под деревце, чаще всего небольшое, стоящее на столе, клали подарки для членов семьи.

Киоск Екатерингофского вокзала в Санкт-Петербурге в 1852 году стал первым публичным домом, где под Рождество возникла елка. Большое, упирающееся в потолок маковкой дерево, обвешанное украшениями из цветной бумажки, возложило начало традиции общественных елок, распространившейся на кинотеатры, шляхетские, офицерские и торговые клубы и собрания.

Упрочившаяся мода на елки дала толчок выдумки предпринимателей. В середине 1840-х — конце 1850-х годов около Гостиничного двора в Санкт-Петербурге вышли елочные рынки. Крупные жители города с детским пылом состязались, у кого елка больше, гуще, замысловатее разряжена.

Над украшением не обязательно было крушить голову самому: швейцарские кондитеры реализовывали елки с готовым рисунком. Это стоило очень дорого, впрочем и настоящие копейки сравнивая с елочным нарядом в определенных состоятельных жилищах, где на зеленых ветвях фасовали алмазные колье.

В заключительных десятилетиях XIX века запас драгоценностей дополнился игрушками промышленного производства. Выбор был широкий: пустые шары, объемные клееные фигуры из картона, съестные малые зверюшки из сахара и миндаля, гирлянды, хлопушки и бенгальские огни, «золотой» и «серебряный» ливень.

Православные батюшки бесполезно, а активно возражали против елки как вежливого и «языческого» обыкновения. Они не знали, что будет проходить мало времени, и именно новогоднюю елку огласят символом «религиозного дурмана».

В 1917 году большинству семей стало не до елок. А это не навредило издательству «Парус» вчера 1918-го выпустить подарочную детскую книжку «Елка». Новая власть думала елку абсолютно нормальным торжественным атрибутом для граждан послереволюционного Петрограда.

«Комсомольские елки» помещались еще в начале 20-х годов. Гонения на раскрашенное дерево, на самом деле, стартовали лишь в 1929-м, когда в пристрастной СМИ официально осудили празднование Рождения. А совместно с ним, как «поповский обычай», — и новогоднюю елку, будто бы отравляющую детей «религиозным ядом».

Теперь елку если и давали в дом, то украдкой, устанавливая там, где ее невозможно было заметить ни с порога, ни в окно. В окна специально с данной мишенью смотрели бодрые добровольцы, патрулировавшие улицы с половины января.

Елка была «реабилитирована» в 1935 году после короткого размена репликами между Сталиным и российским пристрастным сановником П. П. Постышевым. «А не вернуть ли детям елку?» — спросил Постышев. Сталин мысль подтвердил, и за пару дней по всей стране были созданы торжественные мероприятия с елками и устроено производство елочных драгоценностей.

Русская елка никак не могла соотноситься с Рождеством. Украшения защищали дух времени. Лазурную новогоднюю звезду о 7 потоках поменяла алая пятиконечная. На елку вешали малые воздушные судна и автомобили.

Карликовые пионеры, трактористы, представители людей русских республик примыкали с персонажами сказок и фигурами животных. В середине 30-х компанию пополнили новые герои: Санта Клаус и Игрушка.
В 1937-м были произведены пустые шары с портретами Сталина, Ленина и членов Бюро, а это дело быстро посчитали маловероятным с общественно-политической позиции.

В начале декабря 1996 года в первый раз с дооктябрьских пор громадная елка была установлена на Соборной площади Кремля. С 2001-го по 2004 год роль рождественского знака выполняло синтетическое дерево, а с 2005-го на площади снова рисуется здоровая ель.

Ее загодя отнимают в Московской области по некоторым аспектам: дереву должно быть не меньше 100 лет, и оно должно добиваться приблизительно 30 километров в ширину. Покорительницу устанавливает конкурс среди лесничеств.

На Красной площади, где тысячи столичных жителей и путешественников встречают Новый год, в последнее время украшают большую синтетическую ель.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *