Необходимы ли сиквелы популярным книгам

«Маленькие женщины», «Отверженные», теперь и Врач Джекилл и м-р Хайд, за их продолжения хватались очень многие беллетристы, а появляется вопрос — превосходны ли они?

Когда Роберт Луис Стивенсон в 1886 году завершил собственную история «Странная история врача Джекилла и мистера Хайда», он, на первый взгляд, логично ее закончил: у адвоката, Габриэля Аттерсона, в кармане находились послания, поясняющие, что 2 основных богатыря (и внимание — столетний фабульный дефлектор – они один человек) мертвы.

Казалось бы превосходно, а, созданный в Австралии беллетрист Энтони О’Нил смог все-таки написать продолжение, невзирая на тривиальный тупик. И это оказалась книжка «Доктор Джекилл и м-р Хайд: необычные дела продолжаются». В продолжении О’Нила, Аттерсон потрясен — спустя 7 лет после событий, изображенных Стивенсоном, возникает загадочный мещанин, и заявляет, что он врач Генри Джекилл, который, по логике вещей, не в состоянии жить.

Впрочем предпосылка и крайне разумна – история о поделенной личности сейчас является одной из явных историй о краже собственных данных в сегодняшнем мире – а сам оригинал книжки и считается неодолимым осложнением к ее продолжению. У другой книжки Стивенсона – «Остров Сокровищ» есть, в любом случае, 10 разных приквелов и сиквелов, написанных иными создателями, в том числе прежним поэтом-лауреатом Эндрю Моушеном: «Сильвер» и «Новый Свет».

Преимущественно, такую известность к продолжениям, можно сбить на Голливуд, где качество сценария все больше находится в зависимости от того, как кинофильм может выйти “два”, а если рассматривать идеальный вариант и более раз. Взяв образец с студии, беллетристы и издатели начали предлагать продолжения повествований, которые, представлялось, были однократными. Если Вас интересует печать книг рекомендуем заглянуть на сайт graph-x.ru.

Стартовало все со «Скарлетт», которую сообщила Александра Рипли в 1991 году в расширение «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл, представительница близким штатом писательницы. Затем пришла Сьюзен Хилл с «Миссис де Винтер» (1993) и Джеральдин Брукс, которая продолжила «Маленьких женщин» Луизы Мэй Олкотт. А тогда как Брукс обрела Пулитцеровскую премию за данную книжку, иные образные продолжения были предприняты менее гостеприимно. Преемники В. Гюго старались в 2001 году воспрепятствовать выходу продолжения «Отверженных», тогда как юристы Джерома Сэлинджера приобрели ограничения на сочинение сиквела от Дэвида Калифорнии, который принялся за расширение «Над бездной во ржи».

Юридические послания, но, незачем, чтобы оставить уникальные создания. Есть 3 главные причины для соблюдения заключительной позиции сочинителя: чувство, что работа чересчур уважаемая либо значительная для продолжения, а другой рукою; ощущение, что повествование целиком окончено; и благодарность сообщества.

«Великий Гэтсби» Френсиса Скотта Фицджеральда отвечает всем четырем аспектам, впрочем это далеко не помешало некоему Коуэллу написать «Месть Гэтсби» и разместить ее в интернете в 2013 году. Отказ от ответственности систематизирует творение как “фанфик” — жанр, который обозначает, что любой традиционный роман сейчас может где-то иметь расширение. Мне представлялось, что «Мидлмарч» Джорджа Элиота, являющийся самым общим романом из когда-нибудь написанных, не мог быть продлят на расширение, а изучение продемонстрировало, что есть книжка под наименованием «Дело Ладислова», которую сообщил швед Любек Имке.

Данная книжка возникла, впрочем Элиот утвердил меры безопасности, включая сам эпилог книжки — в каком-то смысле плотное расширение. Таким образом, наверное, самая лучшая политика для творцов, стремящихся избежать возможности сочинения продолжений собственных книжек – это писать многие сиквелы, как это сделал Энтони Троллоп в собственных циклах «Барсетшир» и «Паллисер».

Томас Харди, к примеру, не оставил очень много перспектив для тех, кто хотел продлить «Тэсс из семейства Д’Эрбервиллей» и «Джуда Незаметного». И Мюриэл Спарк также обезопасила себя — для того, чтобы никто не сумел написать расширение про Миссис Джин Броди, она сообщила о том, как героиня оглядывается на собственную жизнь, находясь в старости.

Даже в историях, где главные герои остаются живые, их разработчики могут оставить жесткое ощущение, что все нужное было произнесено. Довольно просто представить Ральфа и Джека, 2-ух одичавших подростков, очутившихся на полуострове в «Повелителе мух», как банкира и министра, выросшими, а это было бы нецелесообразно. Роман Уильяма Голдинга и так призывает читателей поразмышлять о том, какими мужчинами могут стать эти парни. Знаменитый роман довольно часто имеет такой отклик, что его расширение имеется ввиду, а не может быть написано кем-нибудь еще.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *